ИСЛАНДИЯ (отрывок из будущей книги)

Начинаю публиковать отрывки из будущей книги, посвященной не то бегу, не то жизни. Рабочее название - "Антон" (имя главного героя, т.е. меня). Этот отрывок посвящен новогоднему вулканическому соло-марафону 31.12.2014, который я пробежал в Исландии.

 

 

Пикник

          Праздничное настроение не покидало неунывающих потомков Викингов и, не заметив, как Антон убежал куда-то далеко вперед, они устроили пикничок посреди живописной полянки, окруженной скалами и снежными полями. Вездеход, ключевой задачей которого - помимо перевозки группы поддержки с операторами - было прокладывать Антону колею в глубоко занесенной горной дороге, остался далеко позади и скрылся из виду.

          - О-о о-fucking-о, - Антон провалился по колено, потом еще, и еще, и так несколько десятков метров. Потом по пояс. Марафон в таком режиме ему было не одолеть ... в разумный срок, т.е. до начала боя исландских курантов (или что там у них обычно бьет в 00:00 1 января?). - Что делать? –пульсировал в голове Антона невозмутимо-озабоченный вопрос. Подобно хладнокровному пилоту, наблюдавшему неуклонное падение стрелки топливомера его самолета к нулевому значению, Антон наблюдал, как тает его энергия и выгорают остатки гликогена в мышцах.

          Слева - скалы. Справа - бескрайняя исландская долина, где сквозь снежное одеяло то ту, то там проступали темные пятна: это была застывшая вулканическая лава, поросшая мхом.

          - Ё! Так это спасение! - решил Антон и, неудачно испробовав бегание по скалам в режиме горного козла, и принял единственно верное в той ситуации решение - переметнуться на правую сторону от дороги и двинуть в поля.

          Сайгакское перепрыгивание с кочки на кочку, с одного куска оголившейся из-под снега лавы на другой, дало результаты. Гомеостаз в такой ситуации было понятием ... эээ … весьма странным и неуместным, но, по крайней мере, перерасход энергии кратно снизился в сравнении с ползанием по колено в снегу.

          - Чертовы Хульдуфоулки! - в голос, но беззлобно, как бы невсерьез пожурил своих непутевых попутчиков Антон. - Одному епископу Скаулхольте известно, как бы я колупался на заснеженной дороге, если бы всеотец О́дин не послал мне спасительные кочки в бескрайнем поле. И ещё повезло, что зима в Исландии в этом году выдалась не сильно снежная.

          <Прим.: Хульдуфоулки (исл.«Скрытые жители») являются одними из главнейших персонажей исландских народных сказок. «Скрытых жителей» раньше называли «аульвами», что этимологически то же самое, что «эльфы», однако рассказывают, что они обижаются, когда их так называют>

          Зрелище, надо сказать, было фееричным. Среди бескрайних диких полей, жизни в которых, похоже, не было со дня основания Вальхаллы, c кочки на кочку прыгал, матерясь, какой-то русский марафонец. Такого местные скалы не видывали с начала времён.

          Словно услышав деликатное недоумение Антона, хульдуфоулки опомнились и, с гиканьем и гаканьем, под фольклорные скрипично-флейтовые мотивы в heavy-metal аранжировке догнали одинокого бегуна и некоторое время, взяв себя в суровые викингские руки, дисциплинированно следовали параллельным курсом. Антон решил прекратить «геройствовать» и вернулся на относительно твердую и ровную поверхность колеи вездехода.

 

Умчались вперед

          Недолго парни держали себя в руках. Убедившись, что с «сумасшедшим русским» все в порядке, эльфы придавили педаль газа и скрылись за горизонтом. Позже они объяснили, что такова была режиссерская задумка Гисли – поехать вперед, чтобы к прибытию Антона успеть зарядить и расчехлить тетракоптеры, чтобы заснять новый чудный дубль эпической саги «Бегущий в ебенях» (Антон не владел исландским и, возможно, неточно расслышал употребленный парнями термин, но суть передана верно).

          Бежит значит Антон – бежит – и осознает, что питание заканчивается. А питался он тогда – по неопытности – гелями Sponser, которые заранее растворял в воде, подобно изотонику. Да-да, такая вот экзотика. Сопровождение, видимо, усыпленное надежностью «русской машины», забыло, что оно в первую очередь – сопровождение и Антону, вообще-то, охренеть как тяжело бежать по щиколотку в мокром снегу. А теперь еще и без питья. Антон пробовал дозвониться, но в этой О́дином забытой долине мобильная связь не работала. Впрочем, долина была неописуемо красивой, что отчасти компенсировало нехватку калорий и воды.

          На горизонте маячил вездеход, и Антон прибавил ходу.

          - Может, зря я так бодренько и жизнерадостно бегу на камеру? - подумал Антон, глядя на веселых попутчиков, которые, похоже, не имели ни малейшего представления о том, что горный марафон - штука, вообще говоря, - непростая. Просьбы улыбнуться, попозировать, поговорить на камеру, перепрыгнуть черед сидящего на корточках оператора и сделать что-то еще ... парни излучали креатив. Это радовало. И, похоже, они точно решили, что с brjálaður Russian (исл. «чокнутый русский») всё ок, ему легко и приятно проводить с ними время на свежем воздухе в живописной вулканической долине. С этим позитивным мышлением Антон отказался от мысли поизображать драму и страдания на лице.

 

Равнина

          Спустя 26 км, холмистая заснеженная «Долина смерти» благополучно закончилась и до самого финиша Антона ждал «халявный» плоский участок, больше напоминавший асфальтовую тренировку в Лужниках, чем экстремальный забег на родине Валькирии.

          Ага. Минуточку!

          Будто игрок в компьютерной игре-стрелялке, Антон, пройдя предыдущий уровень, попал на новый. А в таких играх, как известно, уровни имеют обыкновение идти с повышением сложности.

          Surprise! Знаменитый декабрьский исландский снег с дождем, о котором организаторы забыли предупредить (или не посчитали нужным беспокоить по такой мелочи) – внезапно начал рассекать пространство, как трассирующие пули. Только летели эти пули не столько сверху вниз, сколько слева - направо, чуть ли не параллельно земле. Ветер был около 15 м/с, порывами до 20. Парашютное прошлое Антона позволяло ему довольно точно определять скорость ветра без приборов. Антону, с его 90 кг, приходилось открениваться под приличным углом, чтобы скомпенсировать сильнейший боковой ветер. Спешно натянутый на голову капюшон спасал, но не до конца. Тогда в ход пошло сильнейшее оружие марафонца – самовнушение.

          – Ну наконец нормальная погода установилась! – ехидничал Антон, мысленно прося у О́дина еще больше снега и ветра. – Ты пойми, бородатый, – уважительно, насколько это было возможно в полубессознательном состоянии, обратился в своих мыслях к всеотцу настроившийся на философский лад Антон, – у нас тут столкновение культур. Вы – викинги – конечно, близки мне по духу, веселые симпатичные ребята, но снегом и ветром русского не удивить. Есть там что-нибудь поинтереснее в арсенале?

          И довы*бывался. Всеотец принял заказ нахального русского и доставил его точно в срок.

 

Горная река

          За 5 километров до финиша у команды сопровождения, похоже, случилась финишная эйфория. Напрочь позабыв про Антона (а что с ним будет? он же - из стали и недаром за неполную неделю пребывания в Рейкьявике уже успел заслужить в местном сообществе погоняло «Русский Викинг»), мчались к финишной поляне, что располагалась на скале, немыслимо красивым исполином нависающей над знаменитым чернопесочным пляжем, окатываемым буйными волнами ледяной декабрьской Атлантики.

          Полл Холлдор Холлдорссон – двухметровый жизнерадостный лысый великан, водитель вездехода и владелец собственной компании по аренде вездеходов, громко насвистывал популярный мотив исландской песни Floating Across Water в фолк-рок обработки местного рок-коллектива Skálmöld. Типаж Полла напоминал Антону неунывающего командора – командира терпящего на протяжении 150 серий бедствие Бройлера-747. Полл даже не заметил, как миновал 20-метровый брод глубиной всего-то около метра: для его вездехода это было раз плюнуть. Ролевая игра «корабля конвоя» в соло-марафонском забеге, похоже, ему наскучила. Леденящая стужа прозрачных вод реки с неизвестным, но наверняка невыговариваемым (как почти все имена собственные в Исландии) названием, бравшей исток на близлежащем вулкане и устремившей свои потоки к Атлантике, не ощущалась в хорошо прогретом вездеходе. Команда уже порядком устала и, видимо, не обратила внимания на такую мелочь, что Антону ЭТО придется на своих двоих преодолевать. Викинги, *ля! Сильный волевой народ!

 

* * *

          Антон достиг реки спустя 20 минут после того, как её, не зная сомнений и страха, выбивая облака искрящихся брызг из-под исполинских колес вездехода, преодолели его веселые попутчики. Антон с недоверием посмотрел по сторонам. В обозримом поле зрения не было и намека на средства, позволившие бы преодолеть реку, не войдя в нее по пояс.

          Не Днепр, конечно, и любой марафонец не то что до середины доберется – и всю преодолеет, но … 31 декабря, Исландия, неслабое течение, воды по пояс. Парни, видимо, не до конца все продумали, либо сочли, что для русского преодолеть такой ручей – в порядке вещей. Парни, спасибо за комплимент!

          – Долбаные веселые гномики, - привычно по-доброму потроллив конвой, с вымученной, но искренней улыбкой на уставшем лице, Антон вступил в обжигающую стужей воду. – Надо поспешить, ребята там на берегу, наверное, заждались, волнуются уже. – В душе Антона в шквальном потоке столкнулись две волны: тёплая – от мыслей о предстоящем новогоднем праздновании и ледяная – от пропитавшей насквозь не только одежду, но и, похоже, самого Антона, воды.

          Перебрался. Вездеход – еле различим маленькой белой точкой на берегу Атлантики. Оставшиеся километры до финиша были незабываемыми. Трясущийся от озноба, мокрый и продрогший насквозь, но счастливый и зачарованный фантастической красотой вулканическо-анлантического пейзажа, Антон бежал навстречу своим новым братьям. Комично, конечно, смотрелись всего попытки Антона изобразить добрую улыбку в прицелы камер двух тетракоптеров, жужжавших сказочными монстроидальными шмелями над головой. Но есть такое слово – «надо»! Это для истории!

<< Вернуться