Синусоида (отрывок из романа "Антон")

В этот теплый июльский вечер Антон, перевыполнив рабочую и тренировочную программы, решил себя поощрить. Сделав фирменный марафонский салат с овощами, моцареллой, креветками и оливковым маслом, он развел огонь в барбикьюшнице на террасе второго этажа (что граничит со спальней), захватил бутылку сухого красного вина и уютно расположился на импровизированном кресле из соломенных тюков.

Глоток вина, пламя костра и алый закат располагали к философскому настроению. В этот вечер Туровцу пришла в голову охрененная мысль о том, что синусоида – пожалуй, самый мудрый график, наиболее показательно и точно отражающий саму жизнь.

– Судите сами, - говорил Антон своим шести котам, расположившимся на террасе вокруг стола – кто на полу, кто на перилах, – представляя в них воображаемых собеседников. – Берем расход топлива в автомобиле. Если ехать медленно – расход высокий. Если ехать слишком быстро – тоже неэкономично. А ехать с крейсерской скоростью – оптимально, наименьший расход. Или вот тоже интересный случай – расход энергии при марафонском беге оптимален в гомеостазе, а если бежать медленнее или быстрее – плохо, перерасход.

Коты, для приличия послушав хозяина секунд десять, занялись своими кошачьими делами. Один лишь Боб продолжал смотреть на Антона своими огромными любопытными, чуть удивленными глазами.

– Или вот случай. Давным-давно я как-то был в Лондоне. Приехал на туристический форум. Английский у меня был средний. Познакомился с Филипом Барклемом, владельцем издательства Columbus Press. Как водится, пошли по пабам. В первом коммуникационный барьер был еще высок. После десятого мы обсудили предвыборную кампанию Тони Блэра, все плюсы и минусы лейбористов и консерваторов, тончайшие детали приготовлений в Букенгемском Дворце. Но было ощущение, что, посети мы еще пару-тройку пабов – и коммуникативный барьер вновь вырос бы, вернув меня к уровню первого паба. Такие дела, уважаемый Боб. Кстати, в Англии жители своих полицейских называют ласково – Боб.

Другие коты, похоже, потеряли интерес к теме разговора и разбежались. И лишь Боб продолжал сидеть на месте и, не моргая, смотреть на Антона. Услышав историю про английских полицейских, кот Боб заурчал, подошел к Антону и лизнул его.

– Представляешь, дружище, на обратном пути я в Хитроу ухитрился … - Антон на секунду в ухмылке остановил рассказ, оценив неожиданный автокаламбур, - в суматохе потерять плюшевого слона, подаренного мне на память симпатичной англичанкой по имени Генриетта. По прилету в Питер я обратился в British Airways с просьбой помочь с поиском и таки получил от них ответ спустя две недели – приезжайте, прилетел ваш потерянный слон. И каково же было мое удивление, когда я приехал к ним в офис и увидел другого слона. Мой был простым плюшевым, а этот –электрическим; от ходил от офиса Бритиша до Люфтганзы и обратно, каждые несколько шагов останавливался, поднимал хобот и трубил в него. Но лично мне любопытно другое – представь себе, что в Лондоне примерно в одно время в одном аэропорту, пусть даже таком большом, как Хитроу, два растяпы потеряли двух слонов. Вот так я получил работу в British Airways.

Боб смотрел на Антона непонимающим взглядом и даже начал моргать от удивления. Антон решил, что Боб, видимо, не уловил причинно-следственной связи между игрушечным слоном и карьерным зигзагом.

– Ну ничего, малыш. Просто ты еще маленький. К тому же ты – котик. Подрастешь – поймешь, – Антон потрепал внимательного Боба за загривок. Боб извернулся и лизнул руку Антона.

Тем временем угли в барбикьюшнице почти догорели, бутылка сухого красного ополовинилась, на балконе становилось прохладно и мужчины решили отправиться спать: Антон – в спальню, Боб – на коврик.

<< Вернуться